Ингибитор протеиназы ABT-450 – 90% УВО не зависимо от статуса IL28B

Курсы лечения гепатита C с оральным приемом препаратов, включающих ингибитор протеиназы ABT-450, ненуклиозидный полимеразный ингибитор и рибавирин, привели к устойчивой реакции у более 90% ранее не проходивших лечение пациентов – включая носителей неблагоприятного генотипа 1a и IL28B – притом, что лишь около половины из их ранее не имели положительного эффекта от лечения, как сообщили исследователи на XX Конференции по ретровирусам и поддающимся лечению инфекциям (КРПИ – CROI 2013) на прошлой неделе в Атланте.

Появление противовирусных агентов прямого действия, которые нацелены на различные фазы жизненного цикла вируса гепатита C, привели к новой парадигме лечения хронического гепатита C, и многие пациенты и врачи клиник с нетерпением ожидают курсов лечения без применения интерферона. Эрик Лоитц из университета при Техасском научно-медицинском центре со своими коллегами сравнил различные безинтерферонные сочетания действующих напрямую медикаментов, находящихся в разработке у компании AbbVie (ранее – Abbott). Все 12-недельные курсы включали в себя однократный ежедневный прием ингибитора NS3/4A вируса гепатита C протеиназы ABT-450, усиленного ритонавиром (Норвир). Они также включали ненуклеозидные полимеразные ингибиторы против вируса гепатита C формы NS3/4A – либо ABT-072, принимаемый раз в день, либо ABT-333, принимаемый дважды – а также рибавирин в дозировке от 1000 до 1200 мг в день в зависимости от массы тела пациента. Лоитц представил обобщенные данные двух исследований в четырех экспериментальных группах:

Группа 1 (n=11): 150/100 мг ABT-450/r + 400 мг ABT-072 + рибавирин для пациентов, не получавших лекарственной терапии;

Группа 2 (n=19): 250/100 мг ABT-450/r + 100 мг ABT-333 + рибавирин для пациентов, не получавших лекарственной терапии;

Группа 3 (n=14): 150/100 мг ABT-450/r + 100 мг ABT-333 + рибавирин для пациентов, не получавших лекарственной терапии; Группа 4 (n=17): 150/100 мг ABT-450/r + 100 мг ABT-333 + рибавирин для пациентов, ранее имевших малый или нулевой эффект лечения.

Около 70% всех исследуемых были мужчины (однако, эта цифра варьировалась от 50 до 100% в различных группах пациентов), средний возраст составлял около 53 лет. Примерно 80% являлись носителями подтипа 1a вируса гепатита C, который плохо поддается лечению. В группе 4 около 60% составляли пациенты с частичным положительным эффектом прежнего лечения (РНК вируса гепатита C все еще обнаруживалась на предыдущей стадии лечения с применением интерферона), а на остальных пациентов лечение совсем не имело воздействия (наблюдалось менее чем двукратное логарифмическое снижение содержания РНК вируса гепатита C). Носители ВИЧ и гепатита B не включались в исследования. Результаты В группе 1 – обособленной группе, тестировавшей ингибитор ABT-072 – у 91% пациентов наблюдался стойкий вирусологический эффект лечения или же отсутствие выявленной РНК вируса гепатита C на 24-ой неделе после окончания курса лечения. У 2-х человек было отмечено обострение. В группах 2 (с дозой 250/100 мг ABT-450/r) и 3 (с дозой 150/100 мг ABT-450/r) было выявлено соответственно 95 и 86% пациентов с устойчивой положительной реакцией на терапию после 24 недель с момента окончания курса лечения; в группу 3 вошел 1 человек, который имел стойкий положительный терапевтический эффект через 12 недель, однако, через 24 недели у него случился рецидив.

Если смотреть на результаты носителей генотипа IL28B среди пациентов, не получавших ранее лечения, то доля продемонстрировавших устойчивый терапевтический эффект после 24 недель с момента окончания лечения составила 85% у носителей генной структуры CC и 100% у носителей структур CT или TT, показывая тем самым, что генотип IL28B не оказывает никакого воздействия на данные курсы лечения без применения интерферона; среди тех, на кого ранняя терапия не оказала воздействия, процент пациентов с устойчивым положительным эффектом лечения после 24 недель от окончания курса составил 50% среди носителей структуры CT и 40% - структуры TT. Один пациент, у которого наблюдалось отсутствие вирусологического ответа, продемонстрировал резистентную мутацию D168 в основании протеиназы NS3, и почти все остальные, кто не ответил на лечение или перенес обострение после лечения, продемонстрировали подобную мутацию в период терапии; мутации полимеразы NS5B были более разнообразными, в частности, принимая формы G554 и S556. Все сочетания препаратов были в целом безопасными и хорошо переносимыми. Самыми общими побочными эффектами были слабость, тошнота, головные боли и головокружение. У около 13% пациентов повысился билирубин, что доктор Лоитц объяснил известным влиянием ингибитора ABT-450 на печеночный белок, переносящий билирубин. Случаев осложнения или летальных исходов не наблюдалось; всего лишь 1 человек в группе 2 прекратил прием препарата из-за появления побочных эффектов на ранней стадии лечения.

Эффект воздействия препаратов и их побочные эффекты принципиально не отличались при дозах ABT-450 как в 150, так и в 250 мг. «Мы находимся в состоянии смещения парадигмы в сторону эры антивирусных препаратов прямого действия, - сказала Лоитц на пресс-конференции, сопутствовавшей основной части CROI. – Поскольку решение вопроса по одобрению препаратов прямого действия требует времени, мы используем меньшее количество интерферона и ставим все больше людей в очередь на безинтерферонное лечение».

Источник

Перевод для www.hv-info.ru Alexander Petryakov

Добавить комментарий

Советуем зарегистрироваться, чтобы Ваши комментарии были опубликованы мгновенно и без ввода текста с картинки.

Защитный код
Обновить