Правительство закрыло рынок для дешевых копий запатентованных лекарств

Предложение не прошло 

farmbiznesВопрос был проработан, все профильные ведомства сочли, что на данный момент введение принудительного лицензирования нецелесообразно, сообщила РБК пресс-секретарь Аркадия Дворковича Алия Самигуллина.

В письме Дворковича на имя президента Владимира Путина говорится, что «по большинству импортных лекарственных препаратов с неистекшим сроком патентной защиты в Российской Федерации заключены инвестиционные соглашения, осуществляется локализация производства 14 таких зарубежных препаратов». 

Ввести принудительное лицензирование в России предложил в феврале основатель фармацевтической компании «Фармасинтез» Викрам Синх Пуния. На встрече Путина с российскими предпринимателями в Ново-Огарево Пуния попросил президента разрешить производить препараты, которые все еще находятся под патентной защитой, на отечественных предприятиях. По данной схеме работают в странах БРИКС, в частности, эта практика широко распространена в Индии и Бразилии. 

.По мнению Пунии, самой значимой проблемой является гепатит С — «им болеют почти 3 млн россиян, это уже эпидемия», «к тому же в некоторых случаях гепатит может быть даже опаснее ВИЧ-инфекции». 

Поручение президента Путина «О предоставлении предложения о целесообразности применения в случаях возникновения эпидемий в Российской Федерации механизма принудительного лицензирования лекарственных препаратов, находящихся под патентной защитой» было направлено правительству в конце февраля; изучением вопроса занимался Дворкович, подтвердили РБК в аппарате вице-премьера. 

Среди профильных ведомств, посчитавших механизм принудительного лицензирования нецелесообразным, — Министерство промышленности и торговли, Министерство здравоохранения, Министерство экономики, рассказали в аппарате вице-премьера.  Отдельно Аркадий Дворкович премьер-министру Дмитрию Медведеву «ничего не докладывал», вопрос введения механизма принудительного лицензирования «сложный, детально рассматривается», сообщила РБК пресс-секретарь главы правительства Наталья Тимакова. 

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков отказался от комментариев для этой заметки. 

По данным аналитической компании DSM Group, общий объем фармацевтического рынка в России в 2015 году составил более 1 трлн руб., на долю иностранных препаратов приходится 73%. Доля препаратов, находящихся под патентной защитой, на российском рынке составляет около 15%, из них 95% — препараты иностранных производителей, говорит гендиректор DSM Group Сергей Шуляк.  Шуляк не считает, что все эти 15% препаратов оказались бы под угрозой.

«Под принудительное лицензирование подпадут только те препараты, на которые очень высокая цена, либо те, которые не присутствуют на российском рынке, но нужны пациенту, — это от силы десяток препаратов», — надеется он. 

Кто поддержал 

Терапия больных гепатитом С, рассказывал Пуния президенту, стоит от 3 млн руб. на одного пациента, в бюджете нет таких денег, а применение принудительного лицензирования даст снижение стоимости этих препаратов в десятки раз.

«В тех странах, где этот механизм введен, препараты, допустим, стоят не $90 тыс., а $1 тыс. или даже $500», — утверждал Пуния.  О том, что правительство сочло предложение нецелесообразным, Пуния узнал от корреспондента РБК. По его мнению, вопрос нельзя считать закрытым, профильным ведомствам необходимо встретиться с отечественными производителями и «наладить диалог». 

 «Международное законодательство предоставляет государству право ограничивать негативные лицензионные практики, используемые правообладателями на территории государства. Мы полагаем, что антимонопольное законодательство может применяться к объектам исключительных прав при условии, что действия правообладателя приводят к монополизации и эта монополизация имеет существенные негативные последствия для конкуренции и для потребителей», — объяснял в начале марта РБК заместитель руководителя ФАС Сергей Пузыревский. 

В четверг в пресс-службе ФАС сообщили, что не смогут оперативно дать комментарий, и посоветовали обратиться с запросом после майских праздников. Начальник управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Тимофей Нижегородцев, ранее поддержавший принудительное лицензирование, отказался отвечать на вопросы РБК. 

Кто возразил 

В результате применения принудительного лицензирования, пишет в письме Дворкович, возможно снижение инвестиционной привлекательности отрасли, в том числе для иностранных производителей, реализующих проекты по локализации или имеющих соответствующие планы. Это подорвет доверие компаний к наращиванию инвестиций в отрасль, отмечает он.  По словам исполнительного директора Ассоциации международных фармацевтических производителей Владимира Шипкова, члены ассоциации открыли 20 с лишним заводов для производства препаратов в России, их инвестиции за последние пять лет превысили €2 млрд. 

Введение принудительного лицензирования нарушит права иностранных фармпроизводителей и поставит под вопрос экономическую целесообразность инвестиций в российский рынок, подтверждает гендиректор Merz Russia Ольга Степанова. «Вопрос доступности современных препаратов для пациентов крайне важен, и нам понятны инициативы государства в этой области, — комментирует она.

— Но процесс разработки новых законодательных инициатив в этой области должен быть взвешенным». Закон о принудительном лицензировании приведет к тому, что многие иностранные компании могут отказаться от выхода на российский рынок, соглашается с ней антимонопольный экономист, член Экспертного совета при правительстве Вадим Новиков.  

Источник

Добавить комментарий

Советуем зарегистрироваться, чтобы Ваши комментарии были опубликованы мгновенно и без ввода текста с картинки.

Защитный код
Обновить