Статьи по вирусным гепатитам - Статьи по гепатиту С

Стетоз печени

У больных ХГС стеатоз печени встречается гораздо чаще, чем у населения в целом  и связан с  высоким  ИМТ,  резистентностью  к инсулину,  сахарным диабетом, возрастом старше 40 лет, гепатитом C, вызванным вирусом 3-го генотипа (HCV G3), воспалением печени, употреблением алкоголя, фиброзом.

Связь между резистентностью к инсулину и стеатозом печени, видимо, определяется многими  факторами. При некоторых заболеваниях, например неалкогольной жировой  дистрофии печени, резистентность к инсулину может предрасполагать к развитию стеатоза печени, который у больного обычно видно на УЗИ брюшной полости. Недавние исследования показали,  что у мышей накопление триглицеридов в печени на самом деле может  быть защитным механизмом против  ее дальнейшего повреждения.

 Наоборот, у пациентов  с другими  заболеваниями, например ХГС, стеатоз печени может ускорить развитие резистентности к инсулину. При гепатите С играет роль и генотип вируса, так, HCV  G3 оказывает прямое стеатогенное действие. Высказывается предположение, что у больных с неалкогольной жировой дистрофией печени стеатоз связан с резистентностью к инсулину вне зависимости от степени выраженности  стеатогепатита.

 У больных ХГС стеатоз может быть результатом прямых цитопатических  эффектов HCV или иных непрямых механизмов. Например, HCV G3 напрямую индуцирует стеатоз, в то время как в развитии стеатоза у пациентов, инфицированных HCV других генотипов, основную роль играет резистентность к инсулину. Наконец, резистентность к инсулину может развиться независимо от HCV или усиливаться им.

Независимо от того,  что развивается первым, резистентность к инсулину, прямо или косвенно способствуя развитию стеатоза, является основным  фактором  риска  тяжелого  фиброза печени. По меньшей мере, в одном исследовании с участием больных со стеатозом вирусной природы, вызванным HCV G3, или метаболическим стеатозом, вызванным неалкогольной  жировой  дистрофией печени, было показано, что резистентность к инсулину — независимый прогностический фактор выраженного  фиброза печени.

И наоборот, тяжелый фиброз или цирроз у больных ХГС служит важным прогностическим  фактором резистентности к инсулину. На поздних стадиях фиброза печени сахарный диабет встречается гораздо чаще, чем на ранних. У больных гепатитом С тяжелый фиброз печени служит независимым фактором риска резистентности к инсулину.   В то же время описан ряд случаев, когда при тяжелом стеатозе резистентности  к инсулину не было. У пациентов с или без стеатоза, инфицированных HCV  G3, средний индекс инсулинорезистентности HOMA-IR практически одинаков.  Недавнее исследование у мышей со специфической  к гепатоцитам нулевой мутацией фосфатазы с использованием гомолога тензина (многофункциональной фосфатазы, участвующей в проведении сигналов различных цитокинов   и инсулина)  также  показало, что прямая  связь между резистентностью к инсулину и развитием стеатоза отсутствует. Кроме  того, имеются данные, что используемый при сахарном диабете розиглитазон  (препарат, повышающий чувствительность к инсулину путем воздействия на рецепторы активатора пролиферации пероксисом  гамма — PPAR-γ) существенно   уменьшает   выраженность   фиброза   печени у больных ХГС.