Риск и польза лечения гепатита C у пациентов с психическими расстройствами

Статьи по вирусным гепатитам - Статьи по гепатиту С

Гепатит C — одна из причин высокой частоты осложнений  и смертности. В 65–85 % случаев острая инфекция  переходит  в хроническую. Исследования показывают, что у 3–20 % больных хроническим  гепатитом C в течение 20 лет развивается цирроз печени, кроме того, у них повышен риск печеночноклеточного рака.

Противовирусное лечение гепатита C появилось в 1990 г. и с тех пор постепенно совершенствуется. Достигнутые успехи служат важным клиническим  и этическим стимулом к лечению даже тех больных, у которых  эффект от лечения в силу различных  обстоятельств  может   быть  хуже.

Ожидаемая польза от лечения включает элиминацию  вируса, улучшение морфологии печени, снижение инфицированности  и уменьшение риска печеночноклеточного  рака. С другой стороны, комбинированная   терапия  интерфероном  и рибавирином может вызывать серьезные соматические и психические побочные эффекты, из-за которых,  по данным крупных  рандомизированных  исследований, лечение прекращают  10–14 % больных.

 Для тех групп  населения, в которых  распространенность гепатита C наибольшая, (например, наркоманы и психические больные), речь о пользе лечения идет тогда и только тогда, когда  она  перевешивает  риск.  Основная   клиническая   проблема в отношении  этической  стороны  вопроса заключается в том, что требуется предсказать, что перевесит — польза или риск — для целой группы больных, например с психическими заболеваниями, или какой-то  ее части, и тем самым обосновать отказ в лечении. Ho et al.  провели важное исследование, в котором предположили, что у лиц с текущим или перенесенным психическим  расстройством противовирусное  лечение гепатита  чаще вызывает нежелательные реакции.  В этом наблюдении психиатрический  диагноз до начала лечения гепатита C имелся у 19 из 33 больных; серьезные нежелательные явления, потребовавшие  медицинской   помощи  или отмены

лечения, возникли у 68 % больных с таким диагнозом и лишь у 29 % — без него. Надежных клинических или психометрических показателей, по которым  можно было бы предсказать развитие  нежелательных эффектов противовирусной   терапии (требующих ее отмену) и перевешивающих пользу от лечения, в настоящее время не найдено. Депрессия в личном или семейном  анамнезе не является надежным  показателем ее развития как побочного эффекта лечения.

Некоторые методики признаны  полезными  для выявления депрессии перед началом лечения или в ходе него (например, шкала депрессии, разработанная  центром  эпидемиологических  исследований, и шкала депрессии Бека), однако предсказать, разовьется ли депрессия во время лечения интерфероном, они не могут.

Пожалуй, самым надежным индикатором  риска психических осложнений  служит наличие  депрессии  перед началом лечения интерфероном. Депрессия — самый частый  психоневрологический  побочный  эффект интерферона, однако  есть и другие, еще более тяжелые и плохо поддающиеся лечению. Описаны случаи обострения психотических расстройств, мании, посттравматического  стрессового расстройства, суицидальные намерения  и действия, которые повышают риск лечения у лиц с психическими нарушениями. Так же как и при соматических  нарушениях,  например  легкой  анемии или гипотиреозе,  депрессия без психоза или суицидальных мыслей должна рассматриваться только как показатель необходимости консультации психиатра, а не как противопоказание к противовирусной терапии. Наконец, нужно учитывать, что существуют  эффективные препараты, способные  предупредить и устранить депрессию и другие, вызванные интерфероном психические расстройства. Нужно учитывать, что во время противовирусной терапии возможны серьезные побочные явления. Врач должен подобрать средства, устраняющие эти проявления, например при боли в суставах - обезбливающие кремы и мази. Обязательно нужно учитывать побочные действия таких средств, например  - это аллергические реакции, экзема, крапивница, ангионевротический отек, бронхоспастические реакции.